ladyned13 (ladyned13) wrote,
ladyned13
ladyned13

Мне всегда нравилось смотреть из окна поезда на неровную поверхность земли. В детстве мне казалось, что все эти ложбинки и кочки - тела троллей из скандинавских сказок. По ночам они выбираются на открытое пространство, а днём прячутся обратно под землю. И только макушки остаются торчать.
Сегодня, когда мы гуляли по Крылатским холмам, я об этом вспомнила.
Два дня назад выпал снег, дорога широкая, но очень скользкая, и поэтому я осторожно веду коляску по краешку, чтобы в любой момент свернуть в спасительный мягкий снег, прикрывший местами ещё зелёную траву.
Пейзаж по зимнему скуп, и в то же время довольно плотен. Деревья, растущие на обрыве в стороне от дороги, закрывают горизонт беспорядочным коричневым. На одном из кустов висят листья цвета медной проволоки, гладкие, ровные – как будто всегда были такими. Стоят, нетронутые зимой, золотистые травы.
А впереди открывается вид на многоэтажки, дым из трубы, полусферу стадиона, стремящуюся к земле. И, конечно, на мост. Под красной плетёной аркой, напоминающей Эйфелеву башню, висит синий шар из непрозрачного стекла.
Серёжа говорит в этом шаре хотели открыть ресторан или Дворец бракосочетания, но не смогли придумать, как провести туда канализацию. Нехорошо проводить её по памятнику архитектуры.
А справа притаилась река. Она извилистая и неширокая. Деревья, в их последних платьях, отражаются в серой глади воды.
Дорога, мало того, что скользкая, ещё и неровная, она напоминает ленту Мебиуса, или стенку кольца или чашки. Так сделано специально, это велосипедная трасса, Серёжа говорит, что она называется Бэнкинг. Он рассказывает мне как на гоночной машине нужно проходить повороты. Я слушаю его рассеянно, думаю о девушке, которая в первый раз едет за рулём одна в машине и слышит голоса. Инструктора, мужа, близкого друга, да мало ли кого ещё. А главное свой собственный голос. И в какой-то момент понимает, что здесь и сейчас есть только дорога, машина, и она за рулём.
Серёжа прерывает мои размышления, спрашивает слушала ли я его. Рассказываю ему про девушку с голосами в голове и про роман Фолкнера «Шум и ярость».
Тем временем, мы дошли до машины, и уже едем в обратную сторону.
Серёжа говорит, что давно не был в этих местах и не помнит домов впереди. Наверное, когда он был здесь их ещё строили.
Он начинает рассказывать историю, и роняет фразу, «это было в те времена, когда у меня был чёрный «чейзер»», я тут же представляю себе роман, в котором повествование о жизни главного героя поделено на главы. И все они названы марками разных машин, и у каждой машины свой номер региона. В общем небольшая такая книжка должна получиться, в толстой синей обложке, в духе Гришковца.
Серёжа одобрил и идею и закончил историю.
После этого я какое-то время молчу и думаю о том, как это страшно, - терять близких людей. А потом засыпаю.
Tags: крылатские холмы, прогулка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment